Фильмы с насилием ВЛИЯЮТ на человека

Многие люди отмахиваются от того, как медиа влияют на нашу жизнь. В первую очередь, это касается фильмов. Что говорит обыватель? «Ведь ты и я понимаем, что это вымысел! Да неужто найдётся дурак, который думает, что это не так?» Однако вот вам показательный пример, прям-таки лакмусовая бумажка, показывающая, что будет, если наивная неискушённая нация хлебнёт боевиков. Конечно, теперь мы не такие, но это по большому счёту ничего не меняет. Я знаю, что многим смешна американская система рейтингов и они бахвалятся тем, что их дети смотрят фильмы для взрослых. Хотя по-моему, на просмотр фильмов надо сдавать тесты по впечатлительности и получать разрешения. А то посмотришь фильм «Контрабанда» и самому захочется героин и фальшивые купюры возить!

Взято из книги Фёдора Раззакова «Звёздные трагедии». Я искал эту книгу года два, ровно столько пылится черновик этого поста.

Все началось с «Фантомаса». Трагедии, шагнувшие с
экрана в жизнь

После показа в 2003 году сериала «Бригада» в обществе вновь возродились споры о влиянии кинематографа на сознание зрителей. Хотим мы это признать или не хотим, но такое влияние всетаки существует. И наглядным примером этому служат события нашей недавней истории. Криминальной истории.

Французский фильм «Фантомас» сегодня частенько показывают по телевидению. Это хорошая комедия, в которой снимались звезды первой величины, известные во всем мире. Однако каких-нибудь 35 лет назад эту ленту в Советском Союзе обвинили в причастности к росту преступности и сняли с проката.

Впервые фильм Анри Юннебеля был показан в Москве на Неделе французского кино в 1966 году, после чего советские идеологи почти без проволочек дали свое согласие на его покупку для широкого проката. Видимо, сработал фактор того, что, в отличие от предыдущих экранизаций (фильм Юннебеля был четвертой попыткой), эта была решена в жанре эксцентрической комедии и, в сущности, не должна была сулить каких-либо идеологических, а тем более криминальных проблем. Во всяком случае, так казалось людям со Старой площади. Если бы они только могли себе представить, к каким результатам это приведет. . . А прокатчиков интересовало лишь одно— прибыль от проката.

Первые два фильма о Фантомасе—«Фантомас» и «Фантомас разбушевался» появились в советском прокате в октябре 1967 года. Нельзя сказать, что те, кто покупал эти ленты, не представляли себе возможную реакцию отдельных зрителей на такого рода фильмы. В самом массовом журнале о кино «Советский экран» была помещена статья о том, что эти картины всего лишь комедии, отношение к которым должно быть соответствующим — несерьезным. Дескать, посмеялись и забыли. Но все оказалось иначе.
В начале 50-х, когда на советские экраны вышли четыре фильма о Тарзане, в Советском Союзе началась «тарзаномания»—тогда чуть ли не в каждом дворе появились канаты на деревьях («тарзанки»), дети стали оглашать окрестности дикими криками на манер тех, что издавал человек-обезьяна. С «Фантомасом» все оказалось куда серьезнее. Теперь подростки бросились копировать манеры и повадки этого героя, в сравнении с которыми повадки Тарзана казались невинными шутками. Например, спустя какихнибудь два-три месяца после начала демонстрации фильма по многим городам Союза прошла волна нападений на уличные киоски, торгующие газетами и сигаретами, и после каждого из этих нападений на месте преступления милиция находила записки с текстом: «Это сделал Фантомас». В эти же месяцы органы милиции буквально были завалены жалобами граждан на бесчинства подростков, которые, прикрываясь именем героя, поджигали почтовые ящики, били витрины магазинов, пугали поздно возвращающихся домой женщин утробным смехом, характерным только для киношного Гения Зла.

Весной 68-го в МВД провели специальное совещание, посвященное проблемам подростковой преступности, на котором поднимался вопрос и о «Фантомасе»: дескать, этот фильм плохо влияет на молодежь. Решили выйти с предложением в Госкино, чтобы там запретили прокат фильма на территории СССР. Но тем временем прокатчики запустили на широкий экран третью часть о похождениях Фантомаса—«Фантомас против Скотланд-Ярда». Картина принесла бюджету фантастический доход, а вот правоохранительным органам очередную головную боль: кривая преступности в среде подростков вновь резко пошла вверх, взлетев на 15 процентов. Можно, конечно, утверждать, что это произошло случайно, но многие факты говорят об обратном. Например, в начале 1969 года в городе Горьком «фантомасомания» среди молодежи достигла таких размеров, что местное телевидение вынуждено было затеять специальную программу «Вас вызывает Фантомас» с тем, чтобы наставить юных горьковчан на путь истинный. Журналисты в прямом эфире пытались объяснить подросткам, что грабить и жечь киоски, пугать припозднившихся горожан утробным смехом—это плохое занятие, которое может привести «шутников» к печальным последствиям.

Случайно или нет, но именно в это время эмвэдэшные статисты зафиксировали небывалый рост грабежей в стране: в 1969 году их было совершено 27 258 против 21 191 в 1967 году, то есть до появления «Фантомаса» на широких экранах (до этого число грабежей в стране тоже росло, но впервые разрыв за один год составил почти 6 тысяч!). И, наконец, Гению Зла подражали не только подростки. Хотите верьте, хотите нет, но из песни, как говорится, слова не выкинешь: именно появление на наших экранах фильма про Фантомаса стало одной из причин возникновения в Советском Союзе самой дерзкой банды грабителей. В открытой печати ее принято называть бандой братьев Толстопятовых. Но на родине этого преступного формирования—в Ростове-на-Дону—ее еще тогда называли «бандой фантомасов». И не случайно. Дело в том, что идея создать банду пришла в голову Толстопятовым именно после просмотра первого фильма о Фантомасе в 1967 году, и в качестве своего фирменного «лейбла» они взяли физиономию Гения Зла в зеленой маске. Кто не верит, советую сходить в Центральный Музей МВД: там этот «лейбл» вам покажут.

Все вышеперечисленные причины и стали поводом к тому, что правительство прислушалось к доводам МВД и сняло фильмы о Фантомасе с проката. Хотя они и приносили казне баснословные прибыли. Правда, спустя четыре года ленту еще раз «крутанули» в прокате, но шла она в период летних отпусков, малым экраном и без всякого, как теперь говорят, промоушна.

После «прокола» с «Фантомасом» союзное МВД настояло на том, чтобы отныне вся зарубежная и отечественная кинопродукция, относящаяся к криминальному жанру, проходила более тщательный отбор с участием представителей их ведомства. Так называемые консультанты МВД отныне стали постоянными гостями всех отечественных киностудий. Без их согласия на советские экраны не имела права выйти ни одна кинокартина. Многие наши режиссеры теперь вспоминают этих посланцев МВД не самыми добрыми словами, и, скажем прямо, их понять можно: многие шедевры отечественного кино действительно могли не появиться на свет благодаря стараниям именно таких «консультантов» (например, «Джентльмены удачи» мурыжили очень долго, пока в дело не вмешался лично министр внутренних дел Николай Щелоков: во время просмотра фильма он был настолько пленен сюжетом, что немедленно дал «добро» на выпуск картины в прокат). Но, как говорится, не стоит вместе с водой выплескивать и ребенка: пользу эти консультанты тоже приносили. Не будь их, некоторые наши режиссеры такое бы понаснимали, что никакому «Фантомасу» и не снилось. В качестве примера приведу события конца 80-х, когда после отмены цензуры на наши экраны хлынул поток криминальной чернухи.

Фильм «Место встречи изменить нельзя» лишний раз представлять не стоит. Консультантом от МВД на нем был 1-й заместитель Щелокова Константин Никитин. Придирался он ко многим вещам, но больше всего претензий было к исполнителям ролей бандитов: дескать, слишком упоительно они играют свои роли—невольно залюбуешься. В итоге от роли Промокашки (актер Иван Бортник) благодаря стараниям Никитина остались одни ошметки. С одной стороны, жалко, конечно. А если попытаться встать на сторону Никитина? Ведь и он был прав. Я сам помню, как после премьеры фильма в молодежный слэнг навечно вошли фразочки, произносимые с экрана бандитами из «Черной кошки»: «дурилка картонная», «мы тебя не больно зарежем, чик—и ты уже на небесах», «есть у нас подозрение, что ты, мил человек, стукачок» и т. д. Кстати, эти фразочки до сих пор в ходу у молодежи. Зато ни одной фразы из произнесенных за все пять серий главным положительным персонажем—Шараповым—в нашу речь так и не вошло.

Мало кто знает, но этот сериал в чем-то повторил судьбу «Фантомаса». Нет, запрещать его никто не собирался, но вот по части подражания. . . Согласно официальной статистике, сериал «Место встречи изменить нельзя» приковал к себе внимание чуть ли не всей страны. Известно, например, что каждая новая серия фильма повышала нагрузку в одной Москве на четыреста тысяч киловатт, а преступность по стране в эти пять вечеров резко пошла на спад. Факты это, конечно, бесспорные, но и трактовать их можно по-разному: да, пять вечеров «блатные» огромной страны с интересом глазели в телевизор, но, как только время сериала вышло, тут же решили доказать, что и они не хуже пресловутой «Черной кошки». А кое-кто из них и вовсе решил не дожидаться конца сериала и воплотил свои преступные помыслы в дни его показа. Если быть точным: первая серия фильма вышла в эфир воскресным вечером 11 ноября 1979 года (в 19.55), а два дня спустя Москва содрогнулась от громкого преступления—нападения на ювелирный магазин «Малахитовая шкатулка». Впрочем, расскажем обо все по порядку.

Нападение на «Малахитовую шкатулку» произошло 13 ноября. Если учитывать, что магазин находился (он и сейчас там стоит, только называется уже иначе) на Калининском проспекте, который и тогда считался правительственной трассой, легко себе представить тот ажиотаж, который сопутствовал этому преступлению. Отсюда возникает вопрос: уж не сумасшедший ли его совершил? Увы, вполне здоровый человек, правда некогда судимый. Это был некто Дзюбан, 34 лет от роду. К мысли совершить преступление он пришел давно, для чего специально раздобыл пистолет. Долго вынашивал свою идею, перебирая в уме различные объекты для нападения. Больше всего склонялся к ограблению сберкассы, но затем как-то случайно гулял по Калининскому,
зашел в «Шкатулку» и обомлел: справа—касса, слева—витрины с ювелирными изделиями. Правда, есть милиционер, но он обычно сидел в подсобном помещении. Да и что грабителю милиционер, если в руках у него пистолет? Месторасположение объекта преступника тоже вполне устраивало: он хоть и находился на оживленном проспекте, однако тыльная сторона «Шкатулки» выходила в малоосвещенный и безлюдный переулок, в котором легко можно было затеряться. Короче, объект был найден. Дело за малым: когда нанести визит. И тут, как нельзя кстати, подоспел сериал «Место встречи. . . ».

Дзюбан видел, с каким огромным интересом чуть ли не весь город смотрит этот сериал. Поэтому рассчитал все до мелочей. Фильм начали показывать в воскресенье с коротким перерывом на понедельник. Значит, первый день недели из расчетов грабителя выпадал. Вторая серия шла во вторник, в 19. 45. План был такой: нанести визит в «Шкатулку» за час до начала показа, когда москвичи уже спешат домой к телевизорам. Споро ограбить кассу и успеть добраться до дома до
начала второй серии. Как и всем, Дзюбану жуть как хотелось узнать, чем закончится засада на «Черную кошку» (этим эпизодом завершалась первая серия).

В тот момент, когда грабитель вошел в «Шкатулку», народу в зале практически не было: как-никак, конец рабочего дня. Из работников магазина там находились только двое продавцов и кассирша Анна Кострикина. Последняя явно скучала, перебрасываясь репликами с одной из продавщиц. Дзюбан подошел вплотную к кассе и просунул в окошко пистолет. «Давай деньги!»— процедил он сквозь зубы, глядя немигающим взглядом на кассиршу. Та поначалу опешила— так неожиданно все произошло. Но когда грабитель пристукнул дулом пистолета по кассовому аппарату, Кострикина пришла в себя. Но поступила совсем не так, как рассчитывал грабитель. Вместо того чтобы безропотно отдать преступнику всю наличность, аккуратно сложенную в кассовые ячейки, она… вскочила со своего места и закричала: «Милиция!» Крик был настолько пронзительным, что обе стоявшие здесь же продавщицы вздрогнули и отпрянули назад. А находившийся в подсобке милиционер—25-летний старший сержант В. Барсков—бросился на зов.

Барсков выскочил в зал в тот самый момент, когда там раздались два выстрела. Это грабитель разрядил свой пистолет в кассиршу, не пожелавшую добром отдать ему деньги. Обливаясь кровью, женщина рухнула на пол. Преступник сгреб всю наличность и собирался опустить ее в карман, когда сзади него раздались чьи-то шаги. Он обернулся и увидел бежавшего прямо на него милиционера. Все дальнейшее произошло за какието доли секунды. Бандит выстрелил в милиционера, пуля угодила тому в бок, но остановить так и не смогла. Барсков в коротком прыжке добрался до грабителя и свалил его на пол. Завязалась борьба. Больше всего шансов выйти из нее победителем было у преступника, поскольку Барсков был ранен и истекал кровью. Но тут в ситуацию вмешались посторонние люди—подсобные работники магазина, которые помогли милиционеру скрутить грабителя. Спустя час он уже находился в КПЗ Петровки, 38. Его втолкнули в камеру аккурат в тот самый момент, когда по ТВ началась вторая серия «Места встречи. . . ». И чем закончилась эта серия, а также все последующие, последователь «Черной кошки» так и не узнал: суд приговорил его к расстрелу. Другим героям этой истории тоже воздалось по заслугам: В. Барсков был награжден орденом Красной Звезды, а кассир Анна Кострикина—орденом «Знак Почета» (посмертно).

Между тем показ сериала завершился в пятницу, 16 ноября. А уже в понедельник в Советском Союзе объявились очередные последователи «Черной кошки». И опять пролилась невинная кровь.

На этот раз местом преступления стал УстьКаменогорск, где было совершено вооруженное нападение на инкассаторов. В роли преступника выступил 18-летний Александр Данилов, который всю предыдущую неделю не сводил глаз с экрана телевизора, наблюдая за перипетиями сериала про «Черную кошку». На следствии потом он так и скажет: «Хотелось доказать, что я покруче Горбатого».

Главной движущей силой, которая толкнула Данилова на преступление, была мечта иметь свой личный автомобиль. Причем поначалу эту мечту парень намеревался осуществить законным путем: мать обещала ему помочь деньгами. Заручившись ее поддержкой, Данилов отправился на рынок в поисках продавцов вожделенной машины. Такой человек нашелся. Им оказался владелец новенькой «шестерки», который согласился уступить Данилову своего «железного коня» за 11 200 рублей. В качестве задатка Данилов отдал ему 100 рублей, а всю сумму пообещал занести в ближайшие дни (мать должна была вот-вот вернуться из командировки и добавить недостающие деньги). Но планам Данилова не суждено было осуществиться. Мать внезапно отказалась от намерения помогать сыну, сказав, чтобы эти деньги он заработал себе сам. А где он мог их заработать? На заводе за цену автомобиля надо было вкалывать несколько лет, экономя на всем необходимом. А Данилов уже завелся: новенькая «шестерка» все время стояла перед глазами.

Удрученный ответом матери, Данилов отправился за утешением к своим дружкам—сыну прокурора города и сыну первого секретаря обкома. Те, как могли, его успокаивали. А потом один из них и предложил: «Раз так вышло, надо брать инкассаторов. Будем как “Черная кошка” в “Месте встречи. . . ”. Данилов, на которого отказ матери произвел самое гнетущее впечатление, даже не стал спорить—он теперь ради денег был готов на все. Его даже не удивило условие друзей, из которого выходило, что грабить инкассаторов будет он один, а они, дружки, будут стоять на шухере.

19 ноября, в 18.10, к ювелирному магазину «Янтарь» подъехала инкассаторская машина. В ней находились трое инкассаторов: Фаизов, Коротков и Тарасов. Из машины вышел Фаизов и отправился за дневной выручкой—она в тот день составила 28 540 рублей. Его напарники заехали во двор и остановились, как всегда, недалеко от металлических контейнеров для мусора, напротив запасного выхода. Спустя несколько минут оттуда вышел Фаизов с инкассаторской сумкой.

Но он успел сделать всего лишь несколько шагов, как вдруг из-за контейнеров выскочил молодой человек с автоматом в руках и дал длинную очередь по инкассатору. Потом он переключился на автомобиль. Первой же пулей был смертельно ранен Тарасов. Короткову повезло больше—его тяжело ранило, но он сумел распахнуть дверцу и вывалиться на землю. Однако на шум выстрелов из магазина и ближайшего переулка к месту происшествия стали сбегаться люди. И преступник (а это был Александр Данилов) так и не успел подобрать с земли сумку с деньгами. Боясь быть пойманным, он перемахнул через забор и бросился к кинотеатру «Орленок». По дороге он выбросил в первые же попавшиеся кусты автомат и за поворотом перешел с бега на размеренный шаг. Сев в трамвай, он доехал до остановки «Дворец спорта», пересел на автобус и благополучно добрался до дома. Там он переоделся в другую одежду и отправился в универмаг. В парфюмерном отделе купил одеколон, подушился им и отправился… к магазину «Янтарь», чтобы посмотреть, что там происходит.

К тому времени вся территория вокруг магазина уже была оцеплена милицией. Данилов затесался в толпу и стал внимательно вслушиваться в разговоры людей. Но ничего интересного для себя так и не выведал. Оттуда он отправился на квартиру того самого продавца, у которого собирался купить автомобиль. Надо было сообщить ему, что сделка не состоится, и забрать у него сто рублей. Продавец сообщению не удивился: мол, с кем не бывает. И сотню возвратил. А едва вернулся в комнату, как по телевизору передали экстренное сообщение: у магазина «Янтарь» произошло нападение на инкассаторов, милиция просит откликнуться граждан, которые узнают по приметам преступника. Далее следовали приметы грабителя. Услышав их, жена продавца всплеснула руками: «Боже, а не наш ли это покупатель?» — «Да ты что! – отмахнулся муж. – Не может быть! Ведь он только что к нам заходил. . . »

Данилова арестовали на следующий день. Он так и не понял, каким образом милиция сумела так быстро выйти на его след: то ли свидетели постарались, то ли дружки подставили. Последняя версия выглядела правдоподобно: сыновей прокурора и первого секретаря обкома тоже задержали, но быстро отпустили, учитывая высокое положение их родителей. И отвечать за содеянное пришлось одному Данилову. Правда, с ответом правосудие запоздало. Во время этапирования из одного КПЗ в другой Данилов совершил побег. Несмотря на то что правоохранительные органы приложили все усилия, чтобы найти беглеца, сделать это так и не удалось. Данилов сумел уехать на другой конец страны и там затерялся. Он сменил фамилию, обзавелся семьей и жил под чужой личиной почти двадцать лет. Причем жил как добропорядочный гражданин. И единственным напоминанием о его преступном прошлом был для него все эти годы сериал «Место встречи изменить нельзя»: как только его показывали по ТВ, в памяти Данилова всплывали все детали его давнего преступления.

И все же правосудие, пусть поздно, но восторжествовало. В 1996 году Данилова разоблачил по старой ориентировке один из дотошных милиционеров того самого города, где он теперь обитал. Говорят, когда за Даниловым пришли, он даже не сопротивлялся и не сделал ни одной попытки оспорить действия милиции. И первая фраза, которую он произнес, была: «Я вас давно ждал».

P. S. Не знаете, как автоматизировать управление ремонтами? Читайте статью.

4 комментария к “Фильмы с насилием ВЛИЯЮТ на человека”

  1. Привет!
    Хочется прокомментировать вышесказанное двумя анекдотами… Ну или высказываниями — на анекдоты они все-таки не особо похожи.

    1. «Нам всем очень повезло. Если бы еще лет 10 назад кто-нибудь заикнулся бы о том, что президент страны переодевается в журавля, петрушка признана наркотиком, а «Ну погоди!» запрещено цензурой, его бы сразу же отправили в дурдом»

    2. «Зря вы думаете, что мультфильмы не влияют детскую психику. Многие вон до сих пор едят бутерброд колбасой вниз, потому что в мультике один кот сказал, что так вкуснее.»

  2. Сегодня информация, это движущая сила и особенно от агрессивной , надо обязательно огородить особенно детей.

Комментарии закрыты.